dimagrib (dimagrib) wrote,
dimagrib
dimagrib

Врач спас мне жизнь и забрал жену

Картинки по запросу россия встает с колен


Мы сидели с Гариком и выпивали. Ну как выпивали – нормально так бухали, по-мужски: водка, черный хлеб, лук, соль. И мужские разговоры о вечном. О бабах то есть. Повод был серьезный и требовал немедленного вмешательства мужского понимания. А понимание и уважение приходит обычно только после второй. В общем, от Гарика ушла жена. Не к маме, не в церковь. А к врачу-кардиологу. Тому самому, что годом раньше закачал еще немного жизни в 120-килограмовую тушку моего друга.




Мы сидели и пили на моей кухне, как делают это миллионы русских мужиков. Вторая бутылка водки. Вторая буханка черного хлеба с солью и луком…


Когда-то Гарик был весьма видным и солидным мужчиной – под два метра ростом, широченные плечи, бородка, аккуратные очки. Если бы в советские времена употребляли слово «хипстер», то Гарика из зависти называли бы именно так. Он до сих пор немного похож на Довлатова. По крайней мере, бухает точно так же – неудержимо и с энтузиазмом. На заре 90-х Гарик женился, потом пошли дети, ушел бизнес и заглянул в гости ранее маячивший на пороге, но не решавшийся зайти алкоголизм.


Друзья постепенно мельчали, напитки дешевели, а жена злилась, но верность блюла свято – ну а вдруг мужик все-таки за ум возьмется, вдруг отпустит его. Не отпускало. Гарик нырял на дно стакана с наслаждением серфингиста, ныряющего в волну Мексиканского залива. Глубже. Дольше. Фанатичней.


Потом Гарик зашился. И не пил, наверное, лет 10. Смог вернуться в бизнес, восстановил старые связи, ходил в спорт-зал, катал жену в Карловы Вары, старшему сыну собственноручно снял проститутку в Таиланде («ты же понимаешь, у него первый раз, я даже справку потребовал, что она – не пидорас»). Короче, жизнь у него вполне наладилась.


- Вот, смотри. – Гарик достает из кармана телефон и начинает показывать фотки. – Это мы на Олимпиаду ездили. Кольцо реально не раскрылось, кстати. Пусть там не трындят, что специально так сделали – ты бы видел, как они суетились там!


Гарик бережно, даже немного нежно кладет на стол свой смартфон, сдув все крошки.


- А потом я сорвался. Ты понимаешь, я же вообще не пил. Ни пива, ничего. Приходил в кабак и наслаждался, глядя на все эти бухие рожи. А тут старший принес замечательную новость, что в кефире тоже есть промиле. Получается, я все эти годы спокойно принимал алкашку, и ничего со мной не было. А грозились-то – сердечными приступами, шизофренией, что чуть не на месте сдохну. Ну я и бухнул. Нормально так. Как срочник после армии – когда к любимой девушке дорвется.


Гарик сделал драматическую паузу, подирижировал в воздухе рюмкой водки и с удовольствием выпил. Как бы демонстрируя, вот он я, жив-здоров. Но я-то в курсе, что это он сейчас жив, а тогда его с трудом выходили с того света. Природа этого «зашивания» реально до сих пор не изучена – то ли это все-таки наш мозг и самовнушение, то ли химическая реакция какая-то. Но Гарик провалялся в реанимации 5 дней. И потом еще 2 месяца ссал в трубочку с мешочком.


Спас его, как выяснилось, детский врач. Как он оказался в том отеле – одному Богу известно. Гарику потом жена восхищенно рассказывала про искусственное дыхание, про адреналин в сердце и еще кучу всяких медицинских нехитростей. До приезда «скорой» этот эскулап Гарика додержал. Молодец.


А спустя год, Ленка собрала вещи, чмокнула в бородатую щеку и уехала. К нему. Спасителю. Как выяснилось, роман у них длится уже полгода. Сначала заехала спасибо сказать (врач тоже питерским оказался). Потом созвонились по какой-то проблемке у малой. Потом еще. А потом – всё.


- Помнишь старую байку про воробья в коровьем говне? Ну типа застрял воробей в мерзлой луже, холодно ему, умирает. Мимо корова проходила – кучу наложила, лед растаял, воробушек выбрался и его кошка съела. Мораль-то мудрая – не все, кто нас спасает, нам в итоге хорошо делают.


Гарик уже сильно пьян. Его философия глубока, практически бездонна. Он все так же размахивает перед моим носом телефоном (телефон, кстати, крутой), тыкает пальцами в фотографии и лупасит огромным кулачищем по столу. Гарик снова бухает. Он снова полетел по наклонной вниз – но теперь шансов выбраться у него скорее всего нет. «А зачем не пить?» - на его взгляд резонно отвечает Гарик на мой вопрос, зачем он пьет.


А потом мы пели «Небо славян». А потом жарили курицу на балконе. А потом боролись на руках. А потом повезли меня в травмпункт. И Гарик сидел на кушетке и подозрительно смотрел на врачей. Не доверяет им больше. Нехорошие они – жён уводят и вообще.



Tags: алкоголизм, врачи, жизнь, медицина
Subscribe

Posts from This Journal “жизнь” Tag

promo dimagrib september 2, 2016 18:05 Leave a comment
Buy for 200 tokens
Уважаемые рекламодатели! Если Вы находитесь в поиске площадки для размещения информации о своем товаре или услуге, то зашли по адресу. Обо мне Меня зовут Дмитрий, мне 30 лет и я питерский ТОП-блогер ( 2 место по СПБ и 21 место в общем рейтинге). По образованию я редактор, более 10 лет…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 174 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →